(время московское)
+7 (495) 514-02-04 Заказать звонок
Домой Написать письмо Распечатать
На главную Электронная торговая площадка
Войти
Регистрация
 
Свернуть меню

Фабрикант в СМИ


Еженедельный журнал "Однако" 30 ноября 2009 г.

На то и напоролись. К рынку госзакупок будут допущены лишь избранные

Фото с сайта www.odnakoj.ru

В борьбе с серьезной коррупционной составляющей при размещении государственных заказов отечественные власти переводят все торги на электронные площадки. Однако получить право организовывать торги может строго ограниченный круг претендентов.
Ежегодно на закупках для нужд различных министерств и ведомств казна теряет почти 1 трлн рублей. Если добавить, что за весь 2009 год объем государственного заказа составлял около 4 трлн рублей, станет понятно, что бюджет страны ежегодно недосчитывается почти 25% выделяемых средств. Такими данными поделилась Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России в ходе круглого стола по теме госзакупок, состоявшегося недавно в Госдуме. Над механизмом минимизации потерь бюджета чиновники работали давно. В результате традиционные аукционы и тендеры постепенно начинают отходить в прошлое. Со следующего года все торги для обеспечения государственных нужд будут проводиться на электронных торговых площадках (ЭТП). Для этого еще летом текущего года были внесены соответствующие изменения в федеральный закон «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».
По замыслу законодателей, эта мера позволит в разы сократить расходы бюджета и во многом исключит из проведения аукционов коррупционную составляющую. По мнению Юрия Саакяна, генерального директора Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), рынок электронной торговли имеет огромный потенциал, реализация которого не только даст значительный экономический эффект, но и станет мощным инструментом в борьбе с коррупцией. Эти заявления базируются на результатах исследования «Развитие электронных торговых площадок как прозрачного экономического и антикоррупционного инструмента», которое ИПЕМ представил в начале ноября. Исследование было посвящено проблемам и перспективам использования электронной торговли в закупочной деятельности государственных и корпоративных организаций. В целом аналитики ИПЕМ оценивают современный объем российского рынка электронной торговли в 13 млрд долларов (объем мирового рынка превышает 170 млрд долларов). После обязательного выхода на электронные площадки государственных заказов объемы рынка существенно возрастут. Из данных ИПЕМ следует, что «перевод только половины госзакупок из имеющегося объема в 4,2 трлн рублей на ЭТП способен дать экономический эффект свыше 400 млрд рублей ежегодной экономии. То есть около 10%, а гипотетический перевод всей госзакупочной деятельности на ЭТП смог бы помочь сэкономить более 800 млрд рублей бюджетных средств в год».
В ОТВЕТЕ ЗА ВСЕ
Из новой редакции закона исчез пункт, ограничивающий стоимость лотов на электронных аукционах в 1 млн рублей. Этот шаг законодателей угодил всем игрокам рынка, поскольку для крупных госзаказов сумма в 1 млн является мизерной. До вступления поправок в силу заказчики были вынуждены «дробить» один крупный лот на несколько мелких. Это доставляло массу неудобств, поскольку требовало заключения нескольких договоров с возможными победителями.
Помимо этого введены единые правила регистрации и участия в торгах. Документы для регистрации теперь надо подавать в электронном виде, будет действовать также единая система получения электронной цифровой подписи, а действие ее будет распространено на все электронные торговые площадки. Законом также введена единая форма размещения информации об аукционе его заказчиком, обязательным требованием к организаторам торгов становится универсальная система поиска аукционов, а также предусмотрена административная ответственность электронных площадок за возможные нарушения в ходе процедур (оператор ЭТП отвечает за надежность программного обеспечения сайта). К несомненным плюсам документа стоит отнести и появление «шага аукциона» — то есть участник самостоятельно может выбрать нужный ему вариант в пределах от 0,5 до 1% понижения цены.
Главное же изменение, которому подвергся закон о госзакупках, — появление новой главы 3.1, принципиально меняющей саму структуру проведения торгов для государственных целей. Но именно появление этой главы и вызвало массу вопросов и недовольства непосредственных участников рынка. Сергей Габестро, председатель совета директоров межотраслевой торговой системы «Фабрикант», обращает внимание на то, что на законодательном уровне утверждена абсолютно странная процедура проведения электронных торгов, согласно которой оператор ЭТП становится непосредственным участником процесса, при этом выполняя часть функций госзаказчика. Например, в его обязанности входит установление времени начала проведения аукциона. «Нам представляется, что время начала проведения аукциона должно назначаться заказчиком исходя из собственного графика», — считает Сергей Габестро.
Кроме того, оператор ЭТП должен проверять поступившие заявки и в течение одного часа с момента их поступления, принимать решение о их соответствии условиям аукциона. Срок в один час, вместе с большим объемом заявок, предполагает наличие в штате оператора большого числа специалистов, что не свойственно существующим площадкам. В обязанность оператора вменяются и ответы на запросы участников о разъяснении результатов аукциона, что, по мнению Сергея Габестро, будет дезориентировать участников торгов и вызывать массу нареканий на компетентность сотрудников организатора торгов. Наконец, оператор ЭТП будет являться третьей стороной при подписании государственного контракта между победителем и заказчиком, что серьезно усложнит процесс заключения договора.
Мало того, по мнению законодателей, организатор торгов должен самостоятельно отслеживать изменения, происходящие на официальном сайте (www.zakupki.gov.ru) и уведомлять о них участников аукциона. То есть оператор сам должен проводить мониторинг официального сайта и «вылавливать» и изменения условий процедуры. ЭТП в данном случае выступает не как центр содержания и обработки информации, а как некая «перевалочная база» — «электронный посредник», успешность работы которого зависит от работы официального сайта. Таким образом, на оператора ЭТП ложатся многочисленные и несвойственные ему функции, корректное и своевременное выполнение которых повлечет за собой значительное расширение штата компании. «За этим последует неизбежное увеличение тарифов оператора для участников процесса размещения заказа», — резюмирует Сергей Габестро.

ТРОЕ ИЗ ЛАРЦА
Возможно, действующие коммерческие операторы ЭТП и смирились бы с необходимостью дополнительных функций, за счет существенного увеличения объемов аукционов, если бы не одно но. Распоряжением Минэкономразвития к участию в обслуживании торгов по госзаказам в настоящий момент допущено всего лишь три государственные торговые площадки. Еще 1 июня 2009 года вышло Распоряжение правительства №755-р, определяющее список из трех операторов электронных торгов, которые имеют право работать с госзаказами. Ими стали ФГУП «Агентство по государственному заказу, инвестиционной деятельности и межрегиональным связям Республики Татарстан», ОАО «Единая электронная торговая площадка» (Москва) и ЗАО «Сбербанк — Автоматизированная система торгов».
Интересно, что к моменту выхода распоряжения, только площадка Татарстана имела реальный опыт проведения электронных торгов. При этом систему «Сбербанк — АСТ» официально представили в качестве торговой площадки вообще спустя месяц после того, как она была указана в правительственном списке, — 2 июля 2009 года. Электронная площадка «Сбербанк — АСТ» была создана на базе компании «Амбит-Сервис», о приобретении 100% которой Сбербанк сообщил только 14 января текущего года. Как отмечал Герман Греф, инвестиции Госбанка в этот проект уже составили порядка 10 млн долларов США, а окупить эти средства банк планирует за два-три года.
В настоящий момент (то есть по итогам пяти месяцев работы) «Сбербанк — АСТ» может «похвастаться» лишь 97 проведенными аукционами, из которых признаны несостоявшимися 78! Для сравнения: электронная площадка Татарстана провела уже свыше 11 тыс. аукционов на общую сумму 26,3 млрд рублей. При этом несостоявшимися признаны около 1,8 тыс. торгов. На торговой площадке Москвы прошли около 2,3 тыс. аукционов, а их объем превысил 4 млрд рублей.
Правда, в перспективе этот список должен быть расширен до пяти операторов ЭТП. В ближайшее время (до 15 декабря этого года) Минэкономразвития должно отобрать еще две торговые площадки, которые начнут сотрудничать с государственными структурами. Полный переход системы госзакупок на ЭТП планируется с июля следующего года. До этого момента и операторы, и госзаказчики смогут работать одновременно и по старым, и по новым правилам.
Однако суть уже принятого решения от этого не меняется. По мнению участников рынка, решение о том, кто должен работать на этом рынке, принималось без всяких на то оснований. То есть операторы были не отобраны на конкурсной основе, а назначены «решением сверху». При этом если сравнивать между собой не только тройку назначенных государством операторов, а посмотреть на данные крупнейших коммерческих участников рынка, станут понятны истинные масштабы отставания «избранных» площадок. Так, например, единая система электронной торговли «B2B-Center» провела около 67 тыс. торгов, на общую сумму почти полтриллиона рублей. Меж­отраслевая торговая система «Фабрикант» только за последний год провела почти 9 тыс. аукционов, общим объемом свыше 56 млрд рублей, из которых за последние шесть месяцев проведено 917 аукционов по госзакупкам. Сергей Габестро считает, что определенные силы, имеющие возможность влиять на решения правительства (близкие к Минэкономразвития и ФАС) и лоббирующие принятие необходимых законодательные решений, сегодня пытаются получить контроль над будущим рынком электронных госзакупок. «Создаются новые игроки, которые выводятся на рынок постановлением правительства и тем же постановлением все остальные участники рынка от него отсекаются. Законодательство переписывается в интересах одного игрока», — сетует он. Этим «одним игроком» называют Сбербанк России, со своей торговой площадкой «Сбербанк — АСТ». Действительно, если вспомнить слова главы ФАС Игоря Артемьева, который присутствовал на открытии ЭТП Сбербанка, определенную тенденцию можно проследить. «Я хочу сказать от имени ФАС, что мы буквально со следующего дня выйдем на заказы через электронную площадку», — заявил тогда глава ведомства. При этом ничего не мешало антимонопольщикам «выходить на заказы» ранее, через существующие площадки, как это делало, например, Минобороны.
БИТВА ЗА ЗАКАЗ
В Минэкономразвития с критикой нового закона и практикой его реализации не соглашаются. По мнению заместителя директора департамента государственного регулирования в экономике МЭР Анны Катмадзе, число площадок сокращается именно в силу того, что существующие 150 местных площадок, закрытых для компаний со стороны, ограничивали конкуренцию, а создавать одну федеральную площадку означало бы ограничивать конкуренцию среди операторов.
Однако операторы указывают, что именно под функционал площадки Сбербанка утверждена на законодательном уровне процедура, в результате которой на счетах оператора площадки скапливаются огромные средства. Как рассказала Анна Катамадзе, отныне участники торгов будут еще и «экономически мотивированы», то есть понесут финансовые риски при неисполнении заказа. При этом от них потребуют уже не страхования ответственности, как сегодня (этот механизм в перспективе вообще отменят), а материального обеспечения своей заявки. Этим обеспечением может служить либо банковская гарантия, либо поручительство крупной компании, либо собственный денежный взнос. Однако как раз сбор с участников торгов денежных задатков на счета оператора ЭТП (до 5% от суммы госконтракта) и позволяет участникам рынка обвинять Сбербанк в лоббировании исключительно своих интересов, поскольку позволяет аккумулировать и распоряжаться серьезными денежными средствами. Ни один существующий участник рынка не сможет сравниться с возможностями главного банка страны.
«Вместо определения критериев, которым должны соответствовать операторы ЭТП, планируется объявить конкурс на отбор пяти (почему не шести или семи?) операторов, с которыми государство, в лице МЭР планирует заключить договора и оплачивать их услуги (опять растрата государственных средств). В результате проведения такого конкурса все рыночные игроки будут выдавлены с рынка. Мы снова получим закрытую монополию, на этот раз в сфере госзакупок: сервис, как в Сбербанке, все счета всех участников процесса — в Сбербанке», — категоричен Сергей Габестро.
Если опасения критиков нового порядка проведения госзакупок подтвердятся, то сама идея новинки — снизить коррумпированность и непрозрачность в сфере их проведения — враз оказывается под сомнением. Вместо общественного и государственного надзора над процессом мы получаем контроль над ним нескольких структур, близких государству. Требование «материального обеспечения заявки» может привести к тому, что операторы ЭТП начнут под различными предлогами задерживать проведение процедуры торгов для манипулирования большими объемами бесплатных денежных ресурсов. Тогда вместо «открытого и прозрачного» рынка мы получим на выходе еще более коррумпированный сектор экономики.


Ссылка на оригинал публикации  http://odnakoj.ru/archive/20091130/companies_and_markets/na_to_i_naporolisq/

<< Вернуться к списку публикаций